"Люди влюбляются в человека, а не в его пол."
Даррен Крисс
«Что бы ты ни говорил и что бы ни делал - ты теперь мой. Я не отдам тебя мертвому. И живым не отдам. Я нашел трещину в твоей броне, мальчик Кай, - я прорасту туда, и ты не сможешь меня вырвать иначе, чем с кровью и плотью» (с) Барон де Куртнэ "Второгодники"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:59 

любить надо девочек, а хочется мужчин

Можно смотреть на себя в зеркало, подвязывая бабочку под подбородком, пристёгивая манжеты, натирая до блеска ботинки, оправляя рукава пиджака, и видеть совсем другую картину: себя, такого высокого, красивого, широкоплечего в обтягивающем бёдра женском платье на бретельках. На высоких лакированных каблуках, с сумочкой в одной руке и мужчиной в другой.
Затяни узелок галстука потуже, такие мысли надо душить на корню.
Вы – приличный, от кончика носа до мысков ботинок образцовый семьянин: засуньте свои желания поглубже.
Да, любовь она такая: хочется любить девочку, хочется дарить ей цветы-конфеты, даже потрогать или поцеловать, кажется, хочется. Хочется так встать однажды утром, умыться, одеться, причесаться. Надеть свою лучшую рубашку, натянуть поверх неё свитер, запустить ноги в чистые, только что выглаженные брюки, достать из шкафа пару носков (а не выуживать по одному из-под кровати), прыснуть отцовским одеколоном, выйти на улицу, полный решимости провести с пользой и продуктивностью этот день.
Решиться пригласить девочку в кино или парк – поесть мороженного. Выпить с ней втихоря пива, выкурить стащенную у папы сигарету, смеяться пьяным шуткам, долго бродить, ожидая, пока выветриться из крови алкоголь.
Проводить девочку вечером до дома и у входной двери взять её за плечи и, слегка прижимая к себе, поцеловать в сухие, горячие, вздрагивающие губы.
Ах, что за идиллия, не правда ли?
Такой волнительный опыт должен быть в жизни каждого мальчика.
Как у каждой девочки будет неразделённая любовь, которая разобьёт ей жизнь и станет поводом для нытья и жалоб ещё на долгие годы.
Такой опыт – бесценен, как скажет каждая приличная мамаша или отец.
Это золотые годы, - будет повторять каждый, у кого они остались в прошлом, - надо беречь каждый день!
А ещё, - говорят они, - надо слушаться родителей и делать кучу всего, что ставит жирный крест на всей этой бесценности твоей молодости.
Они радуются, когда ты рыдаешь в подушку ночь напролёт и улыбаются, притаившись за дверью: «Наша девочка влюбилась!», и надрывают глотки, когда ты, довольная и счастливая, прокрадываешься ночью до своей комнаты, зажимая подмышкой туфли и сумочку.
Они считают ненормальным, если ты боишься темноты и стоматологов, но готовы все уши тебе оборвать, если ты бесстрашно заговоришь с незнакомцем или, упаси Боже, примешь от него гостинец.
Только у безнадёжно бестолкового ребёнка не разовьётся паранойя на этой почве.
Только самый безмозглый или отчаянный не придаст почти никакого значения складывающимся противоречиям.
Взрослые говорят, что это так прекрасно: любить девочку. Они говорят, что это незабываемо – первый поцелуй.
И ты отчаянно хочешь поверить, что так оно и есть.
Что тебе именно этого и хочется! Что именно с девочкой ты и поцелуешься в первый раз, что именно женщина станет твоим первым сексуальным партнёром.
Что бы случилось, если бы мы имели смелость воплощать каждое пришедшее нам на ум желание сразу и безоговорочно?
Любовь она такая – надо любить девушек, а хочется мальчиков.
Надо любить ровесников, а хочется стариков или детей.
Надо любить чистой и светлой любовью, а хочется, чтобы с наручниками и шипами.
Надо любить долго и навсегда, а хочется слать подальше моногамию и обязанности.
Надо любить девочек, а хочется мужчин.

20:41 

ярлыки

Больше всего на свете я ненавижу ярлыки. Те, которые навешивают на людей. Даже предательство я могу понять - в конце концов, и ему можно найти объяснение. Не простить, но понять - да. Но не ярлыки. Это самое мерзкое, что могло придумать человеческое сознание. У каждого из нас свои идеалы, свои кумиры, свои достоинства и недостатки. И большинство почему-то уверенно, что именно их идеалы правильны и безоговорочны. А ведь эти идеалы, в подавляющем большинстве, - только штампованные образцы мысли серой массы, абсолютно одинаковой, невыразительной и блеклой. Стоит тебе попытаться хоть немного выделиться - что ты получишь в ответ? в лучшем случае - молчаливое осуждение общества, про худший не буду даже говорить. Мы хотим, чтоб наши дети были особенными, но многие ли готовы принять их "отличность" от других? Многие ли родители готовы поддержать ребенка, бросившего обществу вызов? и совершенно не важно, каков он - зеленые ли волосы, участие в оппозиционных митингах или открытая гомосексуальность (и да, увы, сейчас это вызов), - многие ли родители поддержат своих детей несмотря ни на что? Как быть особенным/отличным от других, если нас загнали в такие рамки, что даже выбор обуви подчас обуславливается кем-то продиктованными тенденциями? Нам рассказывают как себя вести и чем питаться, что носить и кого любить. Мы обязаны следовать правилам, неизвестно кем установленным. Я против революции. Я против девиантного поведения. Но стоит отметить, что под "девиантным поведением" я понимаю то, что мешает жить другим. Но никто, никто не имеет никакого права, морального ли, законного ли, ни лезть в чужую постель, ни ограничивать мысли. Юношеский максимализм? Вероятно, да. И я хочу, чтоб он был со мной как можно дольше. Потому что я никогда, никогда не хочу стать кем-то, кто судит лишь по внешности и первому впечатлению. Давайте хотя бы попробуем уважать себя, а значит и других - и не позволять себе, - и значит, другим - вмешиваться в жизнь, образ мыслей и далее по списку. Оставьте при себе свои мысли и позвольте каждому решать за себя, кем быть, что носить и в какой цвет красить волосы.

Don`t let anyone tell you what to wear and what to do

@темы: мысли вслух

00:22 

Что такое счастье? Нам слишком часто последнее время задают
этот вопрос. А мы хоть раз задумывались об ответе? «оно у каждого свое и для всех разное» - не
считается. Мне кажется, что не задумывались. И тем не менее, день за днем с
завидным постоянством мы спешим стать счастливее, достичь чего-то. Хотя
подчас даже сами не можем сказать, к
чему стремимся. И в этом наша основная проблема. А ведь иногда достаточно просто разобраться в
своих мыслях, и все встанет на свои места. Только разбираться нужно, слушая
сердце, а не глядя на вещи через призму общественного мнения или общепринятых
норм. Кто их придумал, эти нормы? Зачем они нужны? Кто сказал, что есть хорошо,
а что – плохо? И где она, эта грань?



А правда в том, что этой грани нет и все настолько
относительно, что порой, даже имея совершенно четкое представление обо всех
этих «моралях» и «правильности», мы не можем сказать, кто прав, а кто виноват. Любая
ситуация – палка о двух концах. В любой ситуации и правы, и виноваты – все участники.
Каждый по своему, но, как известно, у
каждого своя правда. Несомненно, не нужно впадать в крайности, я не имею ввиду
убийства, насилие и тому подобное. Проблема
современности в том, что мы настолько загнали себя в рамки, что забыли, что
такое душа, сердце. Мы руководствуемся тем, что «правильно», не задумываясь над
тем, что Правильно для нас самих. Мы глушим в себе внутренний голос, изо всех
сил вопящий: «Эй, идиот, что же ты делаешь, тебе же плохо от этого! Зачем ты
идешь учиться на скучную и неинтересную для тебя специальность?? Зачем каждый
день идешь на опостылевшую работу, общаешься с ненавистными тебе людьми? А потом
приходишь домой, к нелюбимому человеку?» . «нет-нет, отвечаем мы, - все
правильно, все так и должно быть. И образование престижное, и работа хорошая. И
муж любимый». И не даем себе ни малейшего шанса почувствовать, что нам к чертям не нужны ни это образование,
ни эта работа. И любимый-желанный не дома нас ждет. А где? А он ли? А может это
не он, а та девочка с русыми косами, которую так упорно забывали? Нет? Уверена?
Я вот нет….

 

Не гоняйся за счастьем - оно находится в тебе самом.


23:44 

(c)

У Мэри стальные нервы под бледной кожей,
Мэри ничто не мучает и не гложет;
У Мэри характер - прочный каленый стержень,
Каждое слово хлестко и будто режет.

Но Мэри совсем одна, что меня печалит.
Никто не обнимет, никто не заварит чаю...
А всё потому, что ей управляет принцип:
С работы придя, сидеть, дожидаться принца.

Мэри готовит лазанью и ходит в Прадо,
Каждому дню /по правде/ не очень рада,
Вечно спешит - опаздывать не умеет,
Не узнает, не верит и не жалеет.

Мэри давно не десять и не пятнадцать;
Мэри не любит плакать и улыбаться;
Строит карьеру, надеется не влюбиться,
Только под вечер ждет неземного принца.

Мэри не спит - бессонница ей не нова.
В ней по ночам ломаются все основы,
Воется волком, бьется внутри фарфором,
Переполняет мысли колючим вздором.

Но Мэри к утру в себе усмиряет бурю,
Кофе покрепче, к выходу меткой пулей...
Папка, очки, пучок...а по бледной коже -
Сны и сомненья мелкой противной дрожью.

Милая Мэри, на что тебе эта взрослость?
Брось ты свою карьеру, свою серьезность,
Папки и кофе, и прочный из стали стержень...
Если взорвешься - он вряд ли тебя удержит.

23:42 

(с)

Ты уедешь из Питера, снимешь квартиру в Лондоне.
Ощутишь себя ставшей ещё бездомней и холодней.
В Ричмонд Парке будешь искать оленей - ах, вот они –
Покормить их с руки.
Город Лондон сросся из деревень.

Ты в гей-френдли пабе снимешь пропитого Питера
И наврешь с три короба, мол, уже ничего не болит.
Он не к месту будет кивать, и торчать из свитера,
И прилипчиво ластиться так, что скрутит тебя гастрит.
Ты напишешь в твиттере, что учишься быть счастливою,
Что стихи в итоге закончатся все равно...
Ты тряхнешь непокорной пшеничной гривою
И уйдешь на ретроспективу немого кино.

А потом за пять фунтов смешная машина времени
Занесет тебя в твои непослушные восемь лет.
Вдруг в Музее Игрушек ты вспомнишь себя по имени,
Не по должности или профессии, не по номеру телефона, нет –
И окажется странным и даже страшным, что кроме имени
Ничего настоящего в сущности больше нет...

23:03 

Смотри, уже трава зеленая.. Год пролетел, еще один год. Помнишь, еще совсем недавно, лет двести назад, или около того, мы сидели с тобой в парке. Да, на нашей скамейке. Помнишь, конечно. А знаешь, ее ведь больше нет, этой скамьи. Она была частью нас тогда, да? Кованая, витая, изогнутая, как я... Холодная всегда, в тени, как ты... Ты мне лилии дарил тогда, ярко-белые, а я смеялась, в голос, звонко, громко, не боясь никого и ничего. мы стали с тобой одним целым, срослись, спаялись, сплавились, жаром и холодом, огнем и водой. Мы были такими яркими, такими разными, талантливыми, живыми, горящими. Где все это теперь? Выцвели, вызрели, иссохли, растрепались. Слишком любили, слишком чувствовали. Вот нам наказание: холодное сердце на все следующие жизни, ледяные оковы, никого рядом, вместо сердца камень. До глубины души, до самых рифов сердечных мышц, до отчаяния ненужные... Стоило оно того? Стоило, не сомневайся! Чего стоит тысяча одиноко-соленых жизней против одной той, которая не иглой, а спицей, наверное, в самой самой душе, которая снится до сих пор....

22:29 

Фрай

Она скучала вдали от моря, от своих берегов, туманов, приливов и отливов, вдали от своих склонов, заросших кустарником и тихо напевающих странные песни в часы заката. О чем были эти песни? Это сложно было передать словами, это были, скорее, не слова, а интонации, чувства, переживания. О далеких просторах, скрытых в туманной дымке на линии горизонта, о любви и нежности всех живых существ, о беспечности ночного прибоя, о бесконечности миров, растворенных повсюду вокруг. Странные песни, в которых грусть соединялась с теплом и сожалением, нежность – с задумчивостью и тишиной.

23:52 

Я бы вскрыла себе вены, только вот ванны подходящей нет...

17:21 

(c)

Ведьмы обычно влюбляются в королей,
рыцарей… воинов… сильных мира сего.
По расписанию, в сказочном феврале
бабочки заселяются им в живот.

Так и она влюбилась. И на ветру
щеки людей шершавели, как наждак,
когда его провожали все поутру.
Она вслед повозке шептала: «Я буду ждать».

Он возвращается вечером через год,
чашу проигранной битвы испив до дна –
а ведьма – то дым чадящий, то черный кот,
то куртизанка - все это она одна.

Она обращается каждым вторым столбом,
черной вороной, что, о чьем-то своем крича,
мечется на гуашево -голубом
небе, что не внимает ее речам…

Но только любимой женщиною невмочь
сделаться ей для сражающих наповал.
Ему невдомек, с кем он проводит ночь,
какие за каждой ночью стоят слова…

Чувства губительней всякого волшебства
с привкусом крови в ее нецелованном рту.
В этой стране не случается больше свадьб:
невесты сгорают, стоит надеть фату…

Внебрачных детей сжигает туберкулез,
плачет отец, пока не выплачет все глаза.
«Небо, огонь и дым, перекат и плес.
Я заклинаю, верните его назад».

Пальцами тушит чернеющую свечу,
услышав приказ и думать о нем не сметь…
Из-под ресниц ее невзаимных чувств
смотрит уже давно не Любовь,
а Смерть...

@темы: цитаты

16:04 

(c)

Но ты мне, верь, пожалуйста, я, даже когда ворчу, не перестаю тебя любить.

16:16 

(с)

Люблю…

Люблю – и Рождественская ночь рассыпается фейерверком над Эйфелевой башней. Люблю — и прошлого как будто нет. Ничего нет, только ты. Твои глаза, твои волосы, твои губы… Твой голос, когда ты произносишь моё имя. Твоя улыбка, немного грустная, немного смущённая – я всё готов отдать за неё. Любовь – это так ново для нас. Люблю – и мне кажется, что я готов подарить тебе весь мир. Всё для тебя, только скажи. Люблю этот мир, подаривший мне тебя.

22:29 

(c)

«В воспитании должна быть классика, в голове — джаз, а в поведении — рок-н-ролл»

19:04 

Сказка Малфой-Мэнора

наверное, нужно и сюда её выложить. вреде-как автор. Сказка

16:01 

(с)

«— Запомните, любезнейший, — говорит док, оскалившись хищно и — коротышка готов поклясться — не совсем по-человечески. — Дыра в сердце тем и отличается от дыры в какой-либо иной части тела, что однажды появившись, она никогда более исчезнуть не может. Но — при благоприятном стечении обстоятельств она может затянуться и просуществовать в таком состоянии довольно долгое время.

— Долгое — это сколько, док?

— Долгое — это длиной в человеческую жизнь, — вздыхает врач. — Плюс минус вечность...»

22:04 

Love your enemies just in case your friends turn out to be a bunch of bastards (c)

23:06 

красивости

Работы Audrey Kawasaki. Они просто потрясающие.
читать дальше

02:27 

Город

Кто как, а я болею Питером

00:43 

Город под крышкой.8

Десять звезд на небе, сто ветров в голове. Тысячи прохожих, миллионы вагонов. Ветер треплет спутавшиеся волосы, бьет по скулам. Скулы, как лезвия. Кудри как смола. Отражения огней освещают город каналами-гирляндами. Мутная луна выползает из-за Исаакия. В такую ночь хочется превратиться в волка.

02:00 

Город под крышкой.7

Город под крышкой опускается в зиму. Мороз, еще не зимний, уже обжигающий. Здесь пахнет севером и нежностью. Такой искренний туман, такой щемящий свет холодного солнца. Сквозь облака, сквозь еще не опавшие листья, чуть золотистый, пронзительный, сияющий, слепящий. Облака еще белее, чем прежде, раньше, тогда; ветер еще острее, еще колючее, хочется закрыться, завернуться, замуроваться, как в кокон в теплую куртку, шарф, что угодно… холодные лучи лезвиями по щекам. Лето ушло уже окончательно. Скоро зима. Она уже ощущается всем существом.

01:57 

Город под крышкой.6

Вам когда-нибудь хотелось шагнуть под летящий по тоннелю поезд? Вы задумывались, что ощущает человек, падающий на рельсы? Удар? Боль? Смерть? Чувствуешь, как тело разделяется на части? Слышишь хруст ломаемых костей? Чувствуешь артерии, выдираемые из мякоти плоти? Слышишь звон разбиваемого черепа? Как надо разочароваться в жизни, чтоб обречь себя на это? что успеваешь подумать за те секунды, что падаешь? О чем думаешь в последний раз?

Дневники Герды

главная